11.02.2020 Верди Реквием в Мариинский-2

Татьяна Сержан (сопрано)
Юлия Маточкина (меццо-сопрано)
Отар Джорджикия (тенор)
Ильдар Абдразаков (бас)
Хор и Симфонический оркестр Мариинского театра
Главный хормейстер – Андрей Петренко
Дирижер – Валерий Гергиев

Как я и боялась, после Парсифаля настроиться на душевную работу оказалось сложно. Захватило легкомысленное настроение, а сил сопротивляться этому не было. Поэтому при всей парадности исполнения в нем чего-то не хватило. Потрясение двухлетней давности — слишком редкая вещь, чтобы повторяться.

Акустическая раковина оказалась конструкцией из деревянных(?) панелей, закрывающей все стороны сцены, не обращенные к залу. Звук стал сильнее и насыщеннее. Недостатки тоже звучали более выпукло. Каждый раз одна и та же мысль: что у них с репетициями, были ли, были ли достаточны? Девушки звучали слаженно, а тенор и бас — как будто из разных опер, хор был великолепен, но не без расхождений, и да, Акела промахнулся — Сержан не взяла одну ноту.

10.02.2020 Парсифаль в Мариинском театре

фото Натальи Яшиной
Дирижер – Валерий Гергиев
Парсифаль – Михаил Векуа
Кундри – Елена Панкратова
Гурнеманц – Юрий Воробьёв
Амфортас – Вадим Кравец
Клингзор – Михаил Петренко
Титурель – Владимир Феляуэр

Когда-нибудь это должно было случиться: из театра я поехала домой на такси, потому что метро было уже закрыто. С другой стороны, не задержи маэстро по традиции начало спектакля, я, тоже опаздывая, пропустила бы как минимум увертюру. 

Под гипноз музыки входила с удовольствием и единственная мысль (нет, не единственная, еще удивляло, почему вокруг все кашляют, почти не переставая), которая смущала и отвлекала, была «зачем же я пришла сюда в понедельник, ведь завтра работа и Реквием Верди?» Ах, да! Из-за Панкратовой. Ее Кундри веришь от начала и до конца. Не только Кундри Маточкиной, которую все еще можно назвать молодой певицей, но и Кундри опытной Гулегиной в сравнении с Панкратовой точно школьницы. Клингзор Петренко слишком карикатурен и совсем не пугает. Всем участникам: и маэстро, и солистам, и хору, и оркестру — браво, но мой главный герой, как и всегда, — Воробьёв-Гурнеманц, потому что не просто доживает до финала, но и не теряет при этом ни сил, ни красок голоса. 

08.02.2020 Сила судьбы в Мариинском театре

фото Галины Никольской
Дирижер – Кристиан Кнапп
Донна Леонора – Елена Стихина
Дон Карлос – Павел Янковский
Дон Альваро – Ованес Айвазян
Прециозилла – Наталья Евстафьева
Падре Гуардиано – Юрий Воробьёв
Фра Мелитоне – Александр Никитин

Силу судьбы дают нечасто, а уж со Стихиной — нужно идти без оглядки на других исполнителей. Ее Леонора становится с каждым разом надежнее и увереннее, не теряя нежности и уязвимости персонажа.

Не считая несколько невнятной первой сцены, оперу переполняет прекрасная музыка. Айвазян сменил Амонова на посту вечного Альваро, и это не повод, чтобы огорчаться. Остальные действующие лица, за исключением баритона, — те же, что и в прошлый раз. Только за маркиза — Олег Сычев, неоправданно резко перешедший от внимательного и нежного до проклинающего дочь отца.

Янковского уже слышала пару раз, было очень хорошо тогда и сейчас серьезных претензий не возникло, но в данном случае невольно сравнивала с главными мариинскими баритонами, поэтому не хватило мощи голоса. Да и дебютная скованность тоже сказалась — эмоций было недостаточно. Тем не менее, голос красивый, и надеюсь еще не раз услышать этого певца в разных партиях. За эмоции в этот раз отвечал Альваро, и это были прямо испанские (инкские?) страсти. Кто бы ожидал такого от Айвазяна после Трубадура, но что-то или кто-то вдохновил певца на этом спектакле. 

Янковский - Son Pereda son ricco d’onore 
Стихина - Pace, pace, mio Dio

02.02.2020 Травиата в Мариинский-2

Дирижер – Михаил Синькевич
Виолетта Валери – Оксана Шилова
Альфред Жермон – Мигран Агаджанян
Жорж Жермон – Владислав Сулимский

Оксане Шиловой пришлось петь Виолетту два дня подряд: в воскресенье по расписанию и в субботу 1 февраля по замене. Не думаю, что можно такое одобрить — и пусть во второй вечер усталость только угадывалась, а напряженность голоса только проскальзывала.
  
Очень люблю Виолетту Шиловой, и если бы не это, то вряд ли бы собралась — каждый раз на мариинской Травиате чувствую себя чуть-чуть неловко, потому что именно на этой опере чаще всего оказываюсь среди случайной неподготовленной публики. Но трудно отказаться от возможности переживать и сочувствовать самой нежной и женственной Виолетте. 

Сулимский был прекрасен, как впрочем обычно. Альфред больше всего порадовал тем, что не стал петь кабалетту после арии во втором действии.

29.01.2020 Трубадур в Мариинский-2

Дирижер – Михаил Синькевич
Леонора – Ирина Чурилова
Азучена – Наталья Евстафьева
Манрико – Ованес Айвазян
Граф ди Луна – Роман Бурденко
Феррандо — Илья Банник

Немного боязно и непривычно было идти на Трубадур без Сержан. Впечатления, как и ожидалось, оказались противоречивыми. С одной стороны, сама опера безупречна как золотое сечение и восхищение этим фактом никуда не исчезло. К тому же в Мариинке не просто красивая, а еще и очень стильная постановка — как-то раньше на это внимания не хватало. Достаточно ли этих фактов, чтобы идти на средний состав — возможно, да, только надо соскучиться и не ждать сильных эмоций.

Лучшими были надежный Банник-Феррандо и Бурденко-Граф. Последний, правда, пару раз хрипанул ближе к финалу, а на следующий день уже был в теплых краях, репетируя Форда, так что, возможно, уже был под воздействием чемоданного настроения. Евстафьева мало отличается от других мариинских штатных Азучен, которые приучили к визгливости этого персонажа — было не хуже чем обычно. Айвазяну, похоже, надоело петь Манрико — было зомби-подобно и очень скучно. Чурилова оказалась лучше, чем я на всякий случай ожидала, и была наиболее живым персонажем из всех, но во мне к ее Леоноре не зародилось ни капли сочувствия, и это было, хоть и предсказуемо, но все равно досадно. 

24.01.2020 Фальстаф в Мариинский-2

Дирижер – Кристиан Кнапп
Фальстаф – Вадим Кравец
Наннетта – Айгуль Хисматуллина
Алиса Форд – Оксана Шилова
Миссис Мэг Пейдж – Екатерина Сергеева
Миссис Квикли – Анна Кикнадзе
Фентон – Евгений Ахмедов
Форд – Роман Бурденко
Доктор Кайюс — Николай Гассиев
Бардольф — Василий Горшков
Пистоль — Юрий Власов

Не то, чтобы очень хотелось на Фальстафа, но зачем упускать хороший состав, если есть возможность пойти. К сожалению, Фальстаф в этот раз был не в голосе и проиграл блестящему семейству Фордов — перепеть их было непросто. Впрочем, не отставали от них кумушки Квикли и Пейдж, а также парочка пьяниц Бардольф и Пистоль. Неприязнь, которую вызывает своим появлением на сцене Гассиев, удалось перенаправить на его мерзкого персонажа. Из всех мариинских недо-Фентонов предпочту именно Ахмедова — его меньше всего слышно. Постановка свежая, поэтому и массовые сцены, и  ансамбли прозвучали слаженно.
Сколько все-таки юмора в этой музыке! И это прекрасно, потому что текст (первоисточник 16 века, так что вполне логично!) звучит подчас слишком архаично.

Хисматуллина - Sul fil d'un soffio etesio

19.01.2020 Стиффелио в Новой опере

После посещения выставки Поленова какая еще картина могла так отлично срифмоваться с сюжетом оперы.

Дирижер — Александр Самоилэ
Стиффелио - Гектор Сандоваль
Лина - Марина Нерабеева
Граф Станкар - Анджей Белецкий
Рафаэль - Станислав Мостовой
Йорг - Сергей Артамонов
Федерико - Василий Гурылёв
Доротея - Ольга Терентьева

Прошло больше пятидесяти лет с тех пор, как нашли листы оригинальной записи Стиффелио, но опера так и не стала популярной. Закономерно или несправедливо? Изначально меня привело на это концертное исполнение простое любопытство. Но слушать было не только интересно. Знакомый вердиевский напор, энергия, страсти на разрыв — слушала эту музыку впервые, но было ощущение, что она — родная и знакомая и я — дома, хотя прямых аллюзий было немного, чуть-чуть вспоминались Трубадур, Бал-маскарад и Сила судьбы. Есть эффектные моменты, но и они традиционны для Верди. Могут ли отдельные арии или дуэты из этой оперы потеснить те, что уже давно на оперном Олимпе — не знаю, возможно, что и нет. И это объясняет равнодушие оперных домов к новым постановкам Стиффелио — видимо, вполне хватает тех наименований, что на слуху, и для участия в которых всегда можно без труда найти солистов.

Изначально планировалось, что партию Лины будет исполнять Зарина Абаева. Ее замена оказалась вдвойне обидной, случившаяся Лина не порадовала. Если в живую к ее вокалу можно было приспособиться, то в записи слушать очень некомфортно. (Это замечание на случай, если кто-то рискнет.) К остальным исполнителям у меня претензий нет, они сделали, сколько смогли, а с учетом того факта, что это было, возможно, единственное исполнение этих партий в их жизни, так и просто молодцы. Все, и сопрано тоже. 

запись

17.01.2020 Евгений Онегин в Зазеркалье

Дирижер —  Павел Бубельников
Евгений Онегин — Григорий Чернецов
Татьяна — Ольга Черемных
Ленский — Роман Арндт
Ольга — Дарья Росицкая
Ларина — Екатерина Курбанова
Филиппьевна, няня — Анна Дарьянова
Князь Гремин — Андрей Удалов

Если первый раз мысль, что эта постановка сделана не для меня, а для условного десятиклассника, возникала время от времени, то в этот раз такое ощущение пришло раньше и уже не пропадало. Слишком много мельтешения на сцене, все время что-то происходит, чтобы зритель не заскучал и не отвлекся. При первом просмотре это несомненно увлекает, но в этот раз так хотелось хотя бы ненадолго уйти за музыкой в транс — но нет, невольно следишь за постоянным движением и за игрой артистов. Лишь в самом начале очень тронуло «Слыхали ль вы… Они поют...» — в Мариинке за редким исключением партии Лариной и няни поют вокальные пенсионеры, так что этот квартет обычно приходится терпеть. 

15.01.2020 Линда ди Шамуни в Концертном зале Мариинского театра

фото Галины Никольской

Дирижер – Федерико Санти

Линда – Антонина Весенина
Карло – Дмитрий Воропаев
Маркиз – Иван Новосёлов
Пьеротто – Эвелина Агабалаева
Настоятель – Павел Шмулевич
Антонио – Ярослав Петряник
Маддалена – Татьяна Старкова
Управляющий – Дмитрий Григорьев

Долго не ходила на академиков: выискивать искорки удовольствия в их исполнении — слишком тяжелый труд, после последнего прослушивания даже не смогла написать пару предложений здесь. Но плохое забывается, а любопытство неистребимо. В этот день изначально была заявлена неизвестная опера еще более неизвестного для меня композитора: «Весталка» Спонтини. Если название вызывало хоть какие-то ассоциации, то имя автора — совсем нет. За две недели пришла рассылка, что 15 января будет концертное исполнение оперы «Линда ди Шамуни». Ладно, январь не очень загружен театром, Линда — так Линда, все равно не слушала раньше, и вряд ли когда-нибудь услышу потом.

Хотя эту оперу и нельзя назвать комической, но хеппи-энд, отсутствие смерти персонажей и сумасшествие, которое благополучно закончилось выздоровлением, создали настрой, лишенный какой-либо серьезности. Для исполнения академиками это безусловное благо, потому что в этом случае легче отнестись благожелательно, если что-то не понравится. Вторым и главным фактором того, что общее впечатление осталось положительным, стало участие хорошей сопрано. Весенина манерна, но ее это не портит, а даже наоборот — хорошее сопрано в концерте радует не только своим голосом, но и внешним видом. Еще порадовал неожиданный прогресс Петряника, который, оказывается, теперь умеет петь красиво. Воропаев пел каким-то не своим голосом, то ли он у него меняется, то ли был нездоров, но прозвучал аккуратно и то, что называется «культурно», а этого более чем достаточно для тенора на наших болотах. Агабалаева и Старкова тоже не огорчили. Так что это выступление академиков удалось — удовольствие получила без усилий. 

Весенина - Ah! tardai troppo...O luce di quest' anima...
Весенина - No, non è ver... mentirono

10.01.2020 Евгений Онегин в Мариинском театре

фото из группы вконтакте Станислава Трофимова

Дирижер – Заурбек Гугкаев
Евгений Онегин – Владислав Куприянов
Татьяна – Мария Баянкина
Ленский – Сергей Скороходов
Ольга – Екатерина Сергеева
Князь Гремин – Станислав Трофимов

Продолжение похода по граблям «Сомнительный состав с парой ложек меда». Все прошло, как и ожидалось: кто должен быть хорош, был хорош, кто так себе — привычно так себе. На этом можно было бы и закончить, отдельно отметив Трофимова-Гремина и собственно арию Гремина, исполненную с необычной нежностью.  

Постановка Темирканова в своей душевной чистоте строга к исполнителям и любое отступление от традиции в ней режет глаз. В ее прокрустово ложе условностей можно уложить такого князя Гремина, обаятельного, открытого, жизнерадостного да еще и с невозможной для первой половины 19 века бородой, только благодаря прекрасному голосу. Если нет преимущества, которое дает хороший голос, то любая вольность портит впечатление, настраивает против исполнителя, усиливает антипатию, если таковая уже была. Никогда не нравилась Баянкина Татьяной, но раньше она была в общем ряду штатных мариинских Татьян, никого из которых не хотелось как-то хвалить или выделять. Ну что же, теперь выделяю Баянкину в отдельный «черный» список. Видимо, ей стала скучна сдержанность и чуткость героини, захотелось дополнительного действия. Ладно бы все ограничилось излишней суетливостью в сцене с месье Трике — ее Татьяна крутится, пытаясь понять, что же там между Ольгой и Онегиным. Она еще и целует Онегина в финальной сцене. «Позор, тоска, о жалкий жребий мой!» — в этом случае реплика не Онегина, а ошеломленного зрителя. И хохот оркестра в последней фразе прозвучал по-особому цинично.